Преподобный феодор санаксарский: день памяти, житие, икона

Преподобный Феодор Санаксарский

Преподобный Феодор Санаксарский (в миру дворянин Иван Игнатьевич Ушаков) родился в 1718 году в сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской провинции. Родители определили юношу на воинскую службу в гвардейский Преображенский полк в Санкт-Петербурге, где вскоре он был произведен в сержанты.

Во время обычного шумного собрания гвардейцев, в самый разгар веселья, один из юношей внезапно упал замертво. Увидев умершего без покаяния товарища, Иоанн осознал непрочность мирского счастья. После этого, будучи двадцати лет отроду, Иван Ушаков оставил блестящую столичную жизнь гвардейского офицера и избрал стезю отшельника.

Более трех лет он в одиночестве подвизался в лесной чаще на берегах Двины, а затем в Площанской пустыни Орловской губернии, в отдаленной лесной келии. Как не имеющий паспорта, Иоанн был взят сыскной командой и доставлен в Санкт-Петербург. Шесть лет тяжких испытаний, лишений и скорбей изменили его неузнаваемо.

Обратите внимание

Он был сух и бледен лицом, одет во власяницу, подпоясан простым ремнем. Но особенно поражала всех лежащая на нем печать глубокого смирения. “Не вменяю тебе побега в проступок и жалую прежним чином”, – сказала Императрица Елизавета Петровна. На это он ответил смиренной просьбой – дать умереть монахом.

После трехлетнего послушнического искуса в Александро-Невской Лавре, 13 августа 1748 года тридцатилетний Иоанн Ушаков был пострижен в монахи с именем Феодор.

Преподобный всегда желал подвизаться в Саровской обители, и в 1757 году выехал из Санкт-Петербурга. С ним выехали некоторые ученики и ученицы. Старец поместил учениц в Арзамасском девичьем Никольском монастыре, а сам с учениками поселился в Саровской пустыни. Вскоре ученицы преподобного переведены были в Алексеевскую общину, где жили в строгом следовании уставу, данному старцем.

Прожив в Саровской пустыни два года, отец Феодор возымел намерение возобновить обедневшую Санаксарскую обитель, находящуюся в трех верстах от уездного города Темникова, на левом берегу реки Мокши. К приезду отца Феодора единственная церковь обители была ветха и бедна, деревянные кельи и ограда почти развалились, кровли сгнили.

В строительстве отцу Феодору помогали средствами благотворители, почитавшие его за добродетельную жизнь в Александро-Невской Лавре. Преосвященный Пахомий, Епископ Тамбовский, призвал к себе преподобного и умолял его быть в Санаксаре настоятелем, приняв священство. Старец по смирению отказывался от хиротонии, но, убежденный епископом, 13 декабря 1762 года был рукоположен в иеромонаха.

Настоятелем преподобный Феодор был твердым и строгим. На богослужения посвящалось в сутки часов девять, а в воскресные и полиелейные дни – десять и более того; при всенощном бдении до двенадцати. В церкви он требовал раздельного неспешного чтения. Старец завел в обители личное руководительство братии и полное откровение помыслов. Днем или ночью всякий мог идти к настоятелю.

При выходе от старца чувствовалась на душе свобода и тишина.

Пища в обители была самая грубая. На монастырские послушания выходили все, во главе с настоятелем. Избегая поводов тщеславия, он не постился более, чем было установлено, и на братской трапезе питался наравне со всеми, беря всего понемногу.

Когда были вырыты рвы в основании каменной двухэтажной церкви, во время молебна прилетел рой пчел и сел на горнем месте будущего алтаря, прообразуя обильную благодать в обители и множество монахов в ней. С тех пор, от прилетевшего роя, в обители повелись пчелы.

Важно

Но старца вновь ждало тяжелое испытание. По ложному доносу Темниковского воеводы Неелова старец в 1774 году был сослан в Соловецкий монастырь. Для допросов отец Феодор был вызван в Воронеж, а оттуда заехал в Задонский монастырь к пребывающему там на покое Святителю Тихону.

Он принял отца Феодора с великой любовью; три дня продолжалась между ними духовная беседа. При отъезде святитель Тихон провожал отца Феодора через весь монастырь, низко кланяясь напоследок.

В Соловецком монастыре старец прожил девять лет в строгом заключении, нуждаясь в самом необходимом и испытывая страдания от холода и сильного угара. Не раз его едва живого выносили из кельи и оттирали снегом.

Но и в месте заключения братия Санаксарской обители и сестры Алексеевской общины не оставляли своего любимого наставника, оказывая материальную поддержку и испрашивая его молитв.

Наконец, по ходатайству митрополита Санкт-Петербургского Гавриила и Высочайшему повелению Екатерины II отец Феодор получил полную свободу и возвратился в Санаксарскую обитель. В любимой обители старец продолжал усердно работать Господу. После непродолжительной болезни отец Феодор скончался в ночь на 19 февраля 1791 г.

Тело его, хотя и лежавшее в теплой келье до погребения, не издавало запаха тления.

На могиле преподобного была положена аспидного камня плита с надписью: “Здесь погребен 73-летний старец иеромонах Феодор, по фамилии Ушаков, возобновитель Санаксарского монастыря, который пострижен в Александро-Невской Лавре, продолжал монашеское житие 45 лет; со всеми видами истинного христианина и доброго монаха 19 февраля 1791 года скончался”.

Племянник преподобного Феодора Санаксарского – блестящий флотоводец адмирал Федор Ушаков, выйдя в отставку, также жил возле Санаксарского монастыря, скончался в 1817 году и был похоронен возле своего дяди. Вместе со своим преподобным сродником он прославлен в лике святых Русской Православной Церкви.

Память преподобного Феодора Санаксарского празднуется в день его кончины – 19 февраля (по старому стилю) (4 марта, а в високосный год 3 марта по новому стилю), а также в день обретения его многоцелебных мощей – 21 апреля (4 мая н. ст.).

Источник: https://lavra.spb.ru/about/aleksandr-nevskij/531-2011-04-28-18-01-23

Преподобный Феодор Санаксарский

Преподобный Феодор Санаксарский родился в 1718 году в сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской провинции, в родовом имении благочестивых дворян Игнатия и Ирины Ушаковых, и при святом крещении был наречен Иоанном. Когда Иоанну было шесть лет, у него умерла мать. Вскоре отец женился второй раз. Родители воспитывали Иоанна в вере и благочестии.

Когда Иоанн достиг совершеннолетия, его родители, как люди состоятельные, определили юношу на воинскую службу в гвардейский Преображенский полк в Санкт-Петербурге, где за особое усердие Иоанна вскоре произвели в сержанты.

Живя в столице, в довольстве, среди веселых и беспечных товарищей, среди раздольного быта и увеселений, обычных тогда в столице и гвардии, молодой Иоанн Ушаков легко мог бы со временем потерять свои благочестивые природные наклонности, но Господь не оставил юношу погибнуть в развращении, но сподобил его прийти к покаянию следующим образом.

Совет

Во время обычного шумного собрания гвардейцев-товарищей, в самый разгар веселья, один из юношей, бывший до того совершенно здоров и весел, внезапно упал замертво. Увидев умершего без покаяния товарища, Иоанн, словно очнувшись от обаяния мирских соблазнов, внезапно осознал всю непрочность того, что люди называют счастием.

Тотчас же решился юноша оставить всё: воинский чин, друзей, родителей и всю красоту этого мира, и тайно бежать в пустыню. Иоанн, наскоро собравшись, спешно выехал из столицы с одним слугой, как бы в родительский дом.

Отъехав несколько верст от города, юноша отпустил слугу обратно, а сам переоделся в нищенскую одежду и пошел на берега Двины в поморские леса.

Там молодой подвижник нашел в чаще опустевшую келью и жил в ней один более трех лет, подвизаясь в посте, молитве и терпении скорбей.

Вскоре местное начальство усилило гонения на раскольников, селившихся в северных лесах, и пустынников, проживавших без документов. И Иоанн вынужден был перейти в Площанскую пустынь Орловской губернии.

Там Иоанна поселили в одной из отдаленных келий в лесу. Но при очередной проверке Иоанн был взят как неимеющий вида.

При допросе он откровенно сказал, что тайно ушел из службы в гвардии, а потому сразу был доставлен в Санкт-Петербург к императрице Елисавете Петровне.

По Петербургу, а в особенности в гвардейских полках, быстро пронеслась весть, что сержант Ушаков сыскан. Многие собрались посмотреть на молодого подвижника.

Обратите внимание

За прошедшие шесть лет Иоанн сильно изменился, и трудно было в этом изможденном постом человеке узнать блестящего гвардейца, веселого товарища по столичным забавам и развлечениям.

От великого воздержания Иоанн был сух и бледен лицом, одет лишь во скудную власяницу, подпоясан простым ремнем. Видя это, многие умилялись и клали в своем сердце намерение оставить мир.

Императрица предложила Иоанну вернуться в полк в прежнем звании, но он попросил только одного: «Дайте мне умереть монахом». Он просил разрешения подвизаться в Саровской пустыни, но для принятия монашеского пострига его оставили в Александро-Невской лавре Санкт-Петербурга.

После трех лет послушания 13 августа 1748 года тридцатилетний Иоанн Ушаков был пострижен в монахи с именем Феодор. При постриге присутствовала императрица Елисавета Петровна.

Видя и зная истинно подвижническую жизнь прп.

Феодора, Государыня была к нему по-матерински милостива и внимательна, А Наследник, впоследствии император, Петр Феодорович и вовсе любил при случае повторить, что в «Александро-Невском монастыре только один монах – Ушаков», уважая его подлинное благочестие и добродетели.

Вскоре петербургские жители, хотящие жить в мире богоугодно, начали приходить к нему за советом и утешением. Но жившие в обители ученые монахи, из зависти, а затем и ненависти, начали жаловаться, что простой-де монах привлекает к себе народ, беспокоит обитель и производит соблазн.

Чада старца многие годы всё терпели со смирением, принимая поношения с радостью. Но настолько возросла злоба вражия, что уже и к смерти готовился святой Феодор, но не желая мстить, все терпел великодушно, молясь за своих обидчиков, хотя и имел возможность доложить императрице о творящихся беззакониях.

Потерпев таким образом девять лет, прп. Феодор просил начальство Лавры отпустить его в Саровскую пустынь. Получив желаемое увольнение, преподобный исходатайствовал у Св. Синода отпускные грамоты для своих духовных чад, желавших следовать за старцем в Саров, и в 1757 году выехал из Петербурга.

Важно

Прибыв в г. Арзамас и не доезжая 60-ти верст до Сарова, старец поместил немногих своих учениц в девичьем Никольском монастыре, а сам с учениками поселился в Саровской пустыни. Вскоре умножившиеся ученицы преподобного были переведены в Алексеевскую общину, где жили в строгом следовании уставу, данном старцем.

Прожив в Саровской пустыни два года, отец Феодор, видя растущее число своих учеников, счел неудобным руководить ими, так как и сам был лишь послушник саровский. Наученный горьким опытом старец просил отцов саровских дать ему обедневшую Санаксарскую обитель, находящуюся в трех верстах от уездного города Темникова, на левом берегу реки Мокши.

В 1759 году преподобный переселился в Санаксарскую пустынь со всеми своими учениками. К приезду о. Феодора единственная церковь обители была ветха и бедна, деревянные кельи и ограда почти развалились, кровли сгнили. Много старания пришлось приложить старцу для возрождения Санаксарской обители.

13 декабря 1762 года о. Феодор был рукоположен в иеромонаха и назначен настоятелем. Настоятелем прп. Феодор был твердым и строгим.

Высочайшим указом от 7 марта 1765 года велено было Санаксару именоваться монастырем. По причине умножения братии была построена каменная двухэтажная церковь.

Из числа учеников старца впоследствии вышло несколько настоятелей, вдохнувших новую иноческую жизнь в упадавшие монастыри. Сам преподобный управлял двумя монастырями: своим и женским Алексеевским (община в Арзамасе), который он основал.

По несправедливому обвинению в 1774 году «Оного Феодора, лиша настоятельского и иеромонашеского звания, отослать яко человека безпокойного простым монахом в Соловецкий монастырь, препоручив начальнику оного монастыря неослабное за ним смотрение». Девять лет прожил святой страдалец в Соловецком монастыре в самом строгом заточении. По ходатайствам его учеников дело о. Феодора было пересмотрено, и велено было возвратить старца в Санаксарскую обитель в прежнем сане иеромонаха.

Читайте также:  Как поститься перед причастием, сколько дней, молитва, пост беременным

И опять многие из приезжавших и из братии стали ходить для наставлений и бесед к о. Феодору. Настоятель, хоть и бывший ученик старца, посчитал себя униженным и стал жаловаться епархиальному начальству, будто тот смущает обитель. Вследствие разбора дела, вход к о. Феодору, даже с духовными нуждами, был воспрещен. По прошествии нескольких лет, в 1788 году, настоятель о. Венедикт умер.

После его кончины преподобный, получив свободу и разрешение на выезды, поехал в Арзамас к своим духовным детям. Это посещение Арзамасской общины было последним. Потом он заехал в Саровскую пустынь и поспешил в Санаксар. Там после беседы с учениками душа преподобного старца Феодора мирно разлучилась с телом. Тело его, хотя и лежавшее в теплой келье до погребения, не издавало запаха тления.

Совет

На могильной плите была сделана надпись: «Здесь погребен 73-летний старец иеромонах Феодор, по фамилии Ушаков, возобновитель Санаксарского монастыря, который пострижен в Александро-Невской Лавре, продолжал монашеское житие 45 лет; со всеми видами истинного христианина и доброго монаха 19 февраля 1791 года скончался».

Источник: http://onega-krest.ru/saint-sacred/178-2011-05-04-08-18-55.html

Преподобный Феодор Санаксарский

Преподобный Феодор Санаксарский (в миру дворянин Иван Игнатьевич Ушаков) родился в 1718 году в богатой дворянской семье в родовом имении под Ярославлем.

Его мать скончалась, когда Ванечке было всего шесть лет.

Овдовевший отец вскоре женился снова, и мачеха, женщина добрая и набожная, сумела утешить мальчика, а, главное, передать ему самое драгоценное, что было у нее – любовь к Богу, веру в Его благой промысел.

Достигнув зрелого возраста, Иоанн поступил на военную службу. И вот, однажды, он, – блестящий гвардейский офицер, любимец высшего общества, – идет на пирушку к товарищам. Хрусталь, вино, музыка, яркий свет. Веселье было в самом разгаре, когда один из гвардейцев вдруг падает за́мертво.

И перед Иоанном снова встают его детские годы, когда смерть внезапно похитила у него любимую мать. Теперь он потерял друга.

А самое главное, Иоанн с ужасом понял, что и сам он, умерев вот так же внезапно, без покаяния, может лишиться того, что дорого ему больше всего на свете, больше самой жизни – Царства Небесного.

Этой же ночью Иоанн собрал вещи и спешно покинул столицу, сославшись на то, что ему нужно срочно посетить родительский дом. За городом он отпустил слугу и карету, а сам переоделся в нищенскую одежду и отправился пешком в поморские леса, решив провести остаток жизни в тишине и уединении.

После нескольких дней пути привыкший к роскошной жизни юноша устал. Мысли о родном доме не давали покоя.

В это время мимо пронеслась роскошная карета. Кучер огрел Иоанна кнутом, приняв его за нерасторопного нищего, не успевшего вовремя отскочить. Юноша узнал герб на дверке. Это была карета его дяди. Горькие и страшные минуты пережил вчерашний дворянин.

Обратите внимание

Он мог бы быть в этой карете, сидеть на мягких подушках, есть маковое печенье! Но больше голода его мучило унижение, которое довелось пережить.

Какой-то кучер посмел ударить грязным кнутом его – офицера и дворянина! Тщеславные помыслы накинулись на неокрепшую душу с лютой силой. Но, помолившись Господу, Иоанн сказал себе так: « – Не для того одел ты нищенские лохмотья, чтобы вспоминать о своей родовитости.

Сам Господь позволил мучителям Себя бичевать, хотя был чист и безгрешен. Неужели же тебя, грешного, не за что было ударить? Успокойся, и ступай далее с миром».

Это была первая духовная брань, в которой Иоанну довелось одержать победу. Он продолжал свой путь все дальше и дальше, на Север, пока не поселился в одном из далеких монастырей на берегу Северной Двины.

Сбежавшего офицера, который самовольно оставил службу, отыскали спустя три года. Род Ушаковых был настолько известным, что сама императрица Елизавета предложила Иоанну вернуться к прежнему званию и положению.

Через три года, в 1748 году, в Александро-Невской Лавре, Иоанн Ушаков принял постриг с именем Феодор. Девять лет он жил в Лавре простым монахом.

Но люди потянулись к Феодору за советом и утешениям, видя его высокую жизнь. Некоторые иеромонахи были этим возмущены и добились того, что Феодор был сослан в далекую Саровскую пустынь.

Многие его духовные чада отправились следом за своим наставником.

Спустя время количество учеников так выросло, что старцу отдали обедневшую Санаксарскую пустынь, находящуюся неподалеку от уездного города Темникова, на левом берегу реки Мокши. Лишь теперь, став настоятелем монастыря, отец Феодор принял священнический сан.

Многие скорби перенес он на этом посту. Самое страшное – предательство и клевета духовных чад. Градоначальник города Темникова, вдохновленный проповедью старца и его жизнью, попросился под его духовное руководство.

Но будучи человеком жадным и безжалостным, он вел грабительскую политику в отношении горожан. Преподобный не побоялся отправиться к градоначальнику и обличить свое сановитое чадо в то время, когда тот сидел в зале заседаний.

Формально это было оскорбление, причем, нанесенное не самому человеку, а его должности. Градоначальник пожаловался губернатору, а тот в свою очередь доложил в Синод, что настоятель Санаксарской обители бунтует против светской власти. Старец был запрещен в служении и сослан в Соловецкий монастырь.

Важно

Но и тут видна милующая рука Господа. Не эта ли ссылка оказалась тем самым врачеванием тщеславия, которого просил некогда юноша Иоанн, плача от обиды в пыли на проезжей дороге?

Только перед самой смертью святой был возвращен в столь любимый им Санаксарский монастырь, где вскоре и предал душу Тому, ради Которого терпел всю жизнь поношения и скорби.

Мощи святого и по сей день покоятся в этом монастыре. Присутствие его ощущается здесь так живо, что невольно произносишь в сердце: «Попроси и обо мне у Небесного Царя».

Источник: https://radiovera.ru/prepodobnyiy-feodor-sanaksarskiy.html

Преподобный феодор санаксарский

Житие Преподобного Феодора Санаксарского

Пре­по­доб­ный Фе­о­дор Са­нак­сар­ский (в ми­ру дво­ря­нин Иван Иг­на­тье­вич Уша­ков) ро­дил­ся в 1718 го­ду в сель­це Бур­на­ко­во Ро­ма­нов­ско­го уез­да Яро­слав­ской про­вин­ции.

Ро­ди­те­ли опре­де­ли­ли юно­шу на во­ин­скую служ­бу в гвар­дей­ский Пре­об­ра­жен­ский полк в Санкт-Пе­тер­бур­ге, где вско­ре он был про­из­ве­ден в сер­жан­ты. Во вре­мя обыч­но­го шум­но­го со­бра­ния гвар­дей­цев, в са­мый раз­гар ве­се­лья, один из юно­шей вне­зап­но упал за­мерт­во.

Уви­дев умер­ше­го без по­ка­я­ния то­ва­ри­ща, Иоанн осо­знал непроч­ность мир­ско­го сча­стья. По­сле это­го, бу­дучи два­дца­ти лет от­ро­ду, Иван Уша­ков оста­вил бле­стя­щую сто­лич­ную жизнь гвар­дей­ско­го офи­це­ра и из­брал сте­зю от­шель­ни­ка.

Бо­лее трех лет он в оди­но­че­стве под­ви­зал­ся в лес­ной ча­ще на бе­ре­гах Дви­ны, а за­тем в Пло­щан­ской пу­сты­ни Ор­лов­ской гу­бер­нии, в от­да­лен­ной лес­ной ке­ллии. Как не име­ю­щий пас­пор­та, Иоанн был взят сыск­ной ко­ман­дой и до­став­лен в Санкт-Пе­тер­бург.

Шесть лет тяж­ких ис­пы­та­ний, ли­ше­ний и скор­бей из­ме­ни­ли его неузна­ва­е­мо. Он был сух и бле­ден ли­цом, одет во вла­ся­ни­цу, под­по­я­сан про­стым рем­нем. Но осо­бен­но по­ра­жа­ла всех ле­жа­щая на нем пе­чать глу­бо­ко­го сми­ре­ния.

«Не вме­няю те­бе по­бе­га в про­сту­пок и жа­лую преж­ним чи­ном», – ска­за­ла им­пе­ра­три­ца Ели­за­ве­та Пет­ров­на. На это он от­ве­тил сми­рен­ной прось­бой – дать уме­реть мо­на­хом. По­сле трех­лет­не­го по­слуш­ни­че­ско­го ис­ку­са в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре 13 ав­гу­ста 1748 го­да трид­ца­ти­лет­ний Иоанн Уша­ков был по­стри­жен в мо­на­хи с име­нем Фе­о­дор.

Пре­по­доб­ный все­гда же­лал под­ви­зать­ся в Са­ровской оби­те­ли и в 1757 го­ду вы­ехал из Санкт-Пе­тер­бур­га. С ним вы­еха­ли неко­то­рые уче­ни­ки и уче­ни­цы.

Ста­рец по­ме­стил уче­ниц в Ар­за­мас­ском де­ви­чьем Ни­коль­ском мо­на­сты­ре, а сам с уче­ни­ка­ми по­се­лил­ся в Са­ров­ской пу­сты­ни.

Совет

Вско­ре уче­ни­цы пре­по­доб­но­го пе­ре­ве­де­ны бы­ли в Алек­се­ев­скую об­щи­ну, где жи­ли в стро­гом сле­до­ва­нии уста­ву, дан­но­му стар­цем.

Про­жив в Са­ров­ской пу­сты­ни два го­да, отец Фе­о­дор возы­мел на­ме­ре­ние воз­об­но­вить обед­нев­шую Са­нак­сар­скую оби­тель, на­хо­дя­щу­ю­ся в трех вер­стах от уезд­но­го го­ро­да Тем­ни­ко­ва, на ле­вом бе­ре­гу ре­ки Мок­ши.

К при­ез­ду от­ца Фе­о­до­ра един­ствен­ная цер­ковь оби­те­ли бы­ла вет­ха и бед­на, де­ре­вян­ные ке­ллии и огра­да по­чти раз­ва­ли­лись, кров­ли сгни­ли. В стро­и­тель­стве от­цу Фе­о­до­ру по­мо­га­ли сред­ства­ми бла­го­тво­ри­те­ли, по­чи­тав­шие его за доб­ро­де­тель­ную жизнь в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре.

Прео­свя­щен­ный Па­хо­мий, епи­скоп Там­бов­ский, при­звал к се­бе пре­по­доб­но­го и умо­лял его быть в Са­нак­са­ре на­сто­я­те­лем, при­няв свя­щен­ство. Ста­рец по сми­ре­нию от­ка­зы­вал­ся от хи­ро­то­нии, но, убеж­ден­ный епи­ско­пом, 13 де­каб­ря 1762 го­да был ру­ко­по­ло­жен в иеро­мо­на­ха.

На­сто­я­те­лем пре­по­доб­ный Фе­о­дор был твер­дым и стро­гим. На бо­го­слу­же­ния по­свя­ща­лось в сут­ки ча­сов де­вять, а в вос­крес­ные и по­ли­е­лей­ные дни – де­сять и бо­лее то­го, при все­нощ­ном бде­нии до две­на­дца­ти. В церк­ви он тре­бо­вал раз­дель­но­го неспеш­но­го чте­ния.

Ста­рец за­вел в оби­те­ли лич­ное ру­ко­во­ди­тель­ство бра­тии и пол­ное от­кро­ве­ние по­мыс­лов. Днем или но­чью вся­кий мог ид­ти к на­сто­я­те­лю. При вы­хо­де от стар­ца чув­ство­ва­лась на ду­ше сво­бо­да и ти­ши­на.

Пи­ща в оби­те­ли бы­ла са­мая гру­бая. На мо­на­стыр­ские по­слу­ша­ния вы­хо­ди­ли все, во гла­ве с на­сто­я­те­лем. Из­бе­гая по­во­дов тще­сла­вия, он не по­стил­ся бо­лее чем бы­ло уста­нов­ле­но, и на брат­ской тра­пе­зе пи­тал­ся на­равне со все­ми, бе­ря все­го по­не­мно­гу.

Ко­гда бы­ли вы­ры­ты рвы в ос­но­ва­нии ка­мен­ной двух­этаж­ной церк­ви, во вре­мя мо­леб­на при­ле­тел рой пчел и сел на гор­нем ме­сте бу­ду­ще­го ал­та­ря, про­об­ра­зуя обиль­ную бла­го­дать в оби­те­ли и мно­же­ство мо­на­хов в ней. С тех пор от при­ле­тев­ше­го роя в оби­те­ли по­ве­лись пче­лы.

Обратите внимание

Но стар­ца вновь жда­ло тя­же­лое ис­пы­та­ние. По лож­но­му до­но­су тем­ни­ков­ско­го во­е­во­ды Нее­ло­ва ста­рец в 1774 го­ду был со­слан в Со­ло­вец­кий мо­на­стырь. Для до­про­сов отец Фе­о­дор был вы­зван в Во­ро­неж, а от­ту­да за­ехал в За­дон­ский мо­на­стырь к пре­бы­ва­ю­ще­му там на по­кое свя­ти­те­лю Ти­хо­ну.

Он при­нял от­ца Фе­о­до­ра с ве­ли­кой лю­бо­вью, три дня про­дол­жа­лась меж­ду ни­ми ду­хов­ная бе­се­да. При отъ­ез­де свя­ти­тель Ти­хон про­во­жал от­ца Фе­о­до­ра через весь мо­на­стырь, низ­ко кла­ня­ясь на­по­сле­док.

В Со­ло­вец­ком мо­на­сты­ре ста­рец про­жил де­вять лет в стро­гом за­клю­че­нии, нуж­да­ясь в са­мом необ­хо­ди­мом и ис­пы­ты­вая стра­да­ния от хо­ло­да и силь­но­го уга­ра. Не раз его ед­ва жи­во­го вы­но­си­ли из кел­лии и от­ти­ра­ли сне­гом.

Но и в ме­сте за­клю­че­ния бра­тия Са­нак­сар­ской оби­те­ли и сест­ры Алек­се­ев­ской об­щи­ны не остав­ля­ли сво­е­го лю­би­мо­го на­став­ни­ка, ока­зы­вая ма­те­ри­аль­ную под­держ­ку и ис­пра­ши­вая его мо­литв.

На­ко­нец, по хо­да­тай­ству мит­ро­по­ли­та Санкт-Пе­тер­бург­ско­го Гав­ри­и­ла и вы­со­чай­ше­му по­ве­ле­нию Ека­те­ри­ны II отец Фе­о­дор по­лу­чил пол­ную сво­бо­ду и воз­вра­тил­ся в Са­нак­сар­скую оби­тель. В лю­би­мой оби­те­ли ста­рец про­дол­жал усерд­но ра­бо­тать Гос­по­ду.

По­сле непро­дол­жи­тель­ной бо­лез­ни отец Фе­о­дор скон­чал­ся в ночь на 19 фев­ра­ля 1791 г. Те­ло его, хо­тя и ле­жав­шее в теп­лой ке­ллии до по­гре­бе­ния, не из­да­ва­ло за­па­ха тле­ния.

На мо­ги­ле пре­по­доб­но­го бы­ла по­ло­же­на ас­пид­но­го кам­ня пли­та с над­пи­сью: «Здесь по­гре­бен 73-лет­ний ста­рец иеро­мо­нах Фе­о­дор, по фа­ми­лии Уша­ков, воз­об­но­ви­тель Са­нак­сар­ско­го мо­на­сты­ря, ко­то­рый по­стри­жен в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре, про­дол­жал мо­на­ше­ское жи­тие 45 лет, со все­ми ви­да­ми ис­тин­но­го хри­сти­а­ни­на и доб­ро­го мо­на­ха 19 фев­ра­ля 1791 го­да скон­чал­ся».

Пле­мян­ник пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Са­нак­сар­ско­го – бле­стя­щий фло­то­во­дец адми­рал Фе­дор Уша­ков, вый­дя в от­став­ку, так­же жил воз­ле Са­нак­сар­ско­го мо­на­сты­ря, скон­чал­ся в 1817 го­ду и был по­хо­ро­нен воз­ле сво­е­го дя­ди. Вме­сте со сво­им пре­по­доб­ным срод­ни­ком он про­слав­лен в ли­ке свя­тых Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Важно

Па­мять пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Са­нак­сар­ско­го празд­ну­ет­ся в день его кон­чи­ны – 19 фев­ра­ля (по ста­ро­му сти­лю, 4 мар­та, а в ви­со­кос­ный год 3 мар­та – по но­во­му сти­лю), а так­же в день об­ре­те­ния его мно­го­це­леб­ных мо­щей – 21 ап­ре­ля (4 мая н. ст.).

Источник: http://AzbukaSpaseniya.ru/biblioteka/feodor-sanaksarskij-zhitie.html

Святой Фёдор Ушаков: праведник в адмиральских погонах – Православный журнал “Фома”

В 1804 году на стол высшего военного командования Российской Империи легла записка.

В ней, среди прочего, содержались такие строки: «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность оного флота под моим начальством на море ни одно судно из оного не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался».

Читайте также:  Николо-архангельское кладбище могилы знаменитостей, как доехать и часы работы

В отличие от донесения других генералов, стремившихся выслужиться перед начальством, автор этих слов не лгал – за все годы своей службы на флоте он действительно не допустил ни гибели судов, ни пленения личного состава. Этого великого человека звали Федор Ушаков.

Будущий флотоводец родился в семье Федора Игнатьевича и Прасковьи Никитичны Ушаковых – представителей старинного русского дворянского рода. Супруги были людьми благочестивыми и набожными, а родным дядей Ушакова-младшего был Феодор Санаксарский – известный подвижник XVIII века.

Вполне естественно, что с самого рождения Федю окружала особая обстановка, пропитанная духом молитвы, милосердия, взаимоуважения, любви. И эти благие семена, упавшие в душу мальчика, со временем принесли свои всходы.

Дав своему сыну хорошее начальное образование, Ушаковы определили его в Морской кадетский корпус – до своей женитьбы отец Федора был сержантом лейб-гвардии Преображенского полка, и карьера военного виделась ему наиболее подходящей для его весьма талантливого отпрыска.

Пять лет, которые юный Федор провел в стенах корпуса, показали, что выбор его отца был правильным – будущий моряк с увлечением постигал науки, проявляя особую склонность к арифметике, навигации и истории. Впоследствии это проявилось в его уникальной способности успешно вести не только сражения, но и сложные дипломатические переговоры.

Петр Бажанов. Адмирал Федор Ушаков

И все же главным было не это. За годы учебы Федор понял, что перед ним открыты два очень непохожих друг на друга пути.

Либо он станет карьеристом, который идет по чужим головам к очередной должности или награде; либо – простым воином, который верно служит Богу, царю и Отечеству.

Причем, делает это не ради каких-либо льгот и привилегий, а просто потому, что таков долг всякого, кто принял воинскую присягу. И к концу обучения Ушаков-младший окончательно избрал второй путь.

Совет

На Балтике он получил хороший опыт управления и тактики, теперь ему предстояло применить его в деле. А еще начинающий командир утвердился во мнении, что нельзя делить подчиненных на людей первого и второго сорта. Для него все моряки были равны, и он стремился действовать так, чтобы завершить любую военную операцию с наименьшими потерями.

Сохранить жизни простых моряков, рискуя собственной жизнью – это убеждение стало жизненным кредо флотоводца. И если поднять сводки донесений за все годы службы Ушакова, то окажется, что под его началом воевали десятки тысяч матросов и офицеров, а погибло во всех сражениях около 500 человек.

Это было своеобразным рекордом – другие командиры своих солдат практически не щадили, руководствуясь печально известным принципом: «Бабы новых солдат нарожают!»

Свою службу на юге Ушаков начинал в составе экипажей разных кораблей. Он смог отличиться в ходе нескольких важных кампаний, и его заметил князь Григорий Потемкин. На Федора Федоровича помимо военных были возложены еще и административные обязанности, с которыми он справился блестяще – с его именем связаны первые страницы летописей Херсона и Севастополя.

Первый город стал главной судостроительной верфью, а второй – местом базирования Черноморского флота. С этим периодом связана и первая награда Ушакова. Весной 1783 года в Херсон пришла чума. Ее завезли турецкие суда, которые сразу подходили к городской пристани безо всякого карантина. С мая по октябрь скончалось около 12 000 человек.

Существование города и строительство Черноморского флота было поставлено под угрозу. Все силы бросили на борьбу с эпидемией, которую погасили довольно быстро. Особенно эффективно это сделал Ушаков в отведенной ему зоне. Благодаря принятым мерам, в его команде не было ни одного смертного случая.

За борьбу с эпидемией и сохранение команды Федор Федорович был награжден орденом Святого Владимира IV степени.

В течение 1767–1791 годов русский флот под командованием Федора Федоровича одержал ряд блистательных побед над турками, не потеряв ни единого корабля.

Обратите внимание

За спиной Ушакова были Фидониси, Керчь, Тендра, Калиакрия, и все эти места навсегда отмечены славой великого флотоводца. Его талант принес победу России, а самому Ушакову – звание вице-адмирала.

Но, даже имея столь высокий чин, он в глубине души оставался простым моряком.

Многие общавшиеся с ним люди отмечали необычайную простоту в общении, прямоту, приветливость, и в то же время все это сочеталось с огромной силой воли, отвагой, мужеством и пламенной верой в Бога. По свидетельству очевидцев, в любом сражении Ушаков приказывал располагать свой корабль в самом эпицентре боя, лично отдавал команды, своим примером воодушевляя матросов и офицеров.

И неизменным оставалось его упование на Провидение. Адмирал всегда утверждал, что не тактика играет решающую роль (хотя ей он уделял огромное внимание), а помощь Божья.

Он чувствовал себя в ответе за каждого подчиненного и понимал, что в сражении все равны перед страшным лицом смерти, так же, как равны перед Богом, имеющим все в Своей власти. Последним масштабным предприятием, которым руководил Ушаков, стала средиземноморская кампания 1798–1800 годов.

За это время Черноморский флот смог освободить греческие острова в Средиземном море от оккупационного режима наполеоновской Франции. В этой экспедиции проявилась не только военная смекалка адмирала, но и его дипломатические способности.

Желая обходиться малой кровью, Федор Федорович сначала договаривался о поддержке с местным населением, и лишь когда жители того или иного острова соглашались помогать русским, на берег высаживался десант, который быстро обезвреживал французские гарнизоны.

Везде русских встречали как освободителей, а благодарные жители острова Корфу наградили флотоводца именным золотым мечом. Также флот Ушакова принимал участие в морской части военной операции по освобождению Италии от наполеоновских войск.

Средиземноморский поход мог принести Ушакову еще немало побед, если бы не приказ императора Павла срочно возвращаться в Севастополь. 26 октября 1800 года эскадра легендарного адмирала вошла в Севастопольскую бухту. Через полгода император Павел был убит заговорщиками. На престол взошел его сын Александр I, что повлекло за собою резкое изменение политики России. Новому государю флот оказался не нужен – в военном руководстве возобладали сторонники развития сухопутных сил.

Важно

Ушаков остался не у дел. Его перевели в Петербург на заурядную должность командующего Балтийского гребного флота. Фактически это было списание со счетов.

Но и в столице Ушаков продолжал оставаться простым морским волком, заботиться о быте моряков, хлопотать о самых несчастных и обездоленных сослуживцах. А в 1807 году прославленный флотоводец окончательно ушел на покой, переехав в Тамбовскую губернию.

По словам игумена Санаксарского монастыря Нафанаила, возле которого находилось имение Ушакова, пожилой моряк «вел жизнь уединенную, по воскресным и праздничным дням приезжал для богомолья в монастырь к службам, В Великий пост живал в монастыре по целой седмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал. По временам жертвовал обители значительные благотворения; также бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния и вспоможения».

Последний раз столкнуться с делом государственной важности Федору Ушакову пришлось в 1812 году, когда ему предложили возглавить тамбовское народное ополчение. Он отказался. Годы его в ту пору были уже не те, чтобы брать на себя командование.

Но все-таки остаться в стороне адмирал не мог – на свои личные средства он устроил госпиталь для раненых. Оставшуюся же часть денег – две тысячи рублей – Ушаков внес на формирование I Тамбовского пехотного полка.

За Родину он готов был умереть, и ей же он мог отдать все, что имел.

Адмирал Ушаков при любой власти был образцом. Даже в советские времена, когда дореволюционных героев не очень жаловали, именем прославленного флотоводца называли улицы, предприятия, военные и пассажирские суда.

Этот человек стоял у истоков флотской тактики нового времени, когда решающая роль в сражениях стала отводиться не столько самой артиллерии, сколько точным попаданиям по кораблям противника.

Ушаков ломал все существовавшие до него правила, смело менял построение за считанные минуты до начала боя, действовал не по заранее заготовленным схемам, а только исходя из конкретной ситуации. Он не боялся рисковать, равно, как и не боялся полностью положиться на Бога, который и выводил его команду живой.

Совет

В 2001 году Церковь признала Федора Ушакова местным святым, почитаемым в пределах Саранской епархии. А в 2004 году Архиерейский собор признал легендарного адмирала святым в масштабах всей Церкви.

Его канонизировали не за государственные заслуги, а за то, что в центр своей личной жизни он ставил евангельские идеалы, следуя им в меру сил и возможностей.

Федор Ушаков сочетал свой высокий воинский чин с глубоким смирением, неподдельной скромностью и искренней верой.

На заставке фрагмент картины художника Блинкова А. А., 1911 – 1995.

Источник: https://foma.ru/svyatoj-fedor-ushakov-pravednik-v-admiralskix-pogonax.html

Праведный Феодор Санаксарский и другие святые Преображенцы

21 апреля / 4 мая Церковь чтит память праведного Феодора Санаксарского.

Прежде чем встать на путь духовной брани, Иван Ушаков – таково мирское имя подвижника – восемь лет служил в лейб-гвардии Преображенском полку.

В историю России этот полк вписал немало страниц – и героических, и драматических, а летопись самого полка немыслима без имен тех Преображенцев, которых Русская Православная Церковь прославила в лике святых.

Св. Феодор Санаксарский

Два года назад, 9 апреля 2013 года, указом Президента России был восстановлен Преображенский полк. Этой весной вторая годовщина возрождения славного русского полка почти совпала с Пасхой. И в этой связи хотелось бы затронуть тему, имеющую непосредственное отношение как к Преображенскому полку, так и к Православию.

На протяжении всей своей истории Преображенский полк был кузницей кадров для военной и гражданской службы, а одного упоминания имен Г.Р. Державина, Н.М. Карамзина, М.П. Мусоргского и великого князя К.К. Романова (К.Р.) достаточно, чтобы понять вклад полка в культурную сокровищницу России.

При этом неисследованным остается то обстоятельство, что в полку проходили действительную воинскую службу несколько русских святых. Даже в их житиях информация об этом порой скрыта – дается лишь расплывчатое указание на службу в гвардии.

Написанные до революции или за рубежом истории полка также не содержат каких-либо данных на этот счет.

И причина вовсе не в равнодушии исследователей к интересующему нас вопросу, а в том, что только в наше время, в конце ХХ – начале XXI века, Русская Православная Церковь прославила целый ряд Преображенцев в лике святых.

Обратите внимание

Так, в 2004 году[1] Архиерейским Собором Русской Православной Церкви был прославлен преподобный Феодор Санаксарский (1718–1791)[2], в миру Иван Игнатьевич Ушаков, прослуживший в лейб-гвардии Преображенском полку долгие восемь лет – с 1735 по 1743 год.

Выходец из древнего рода, службу в полку он начал солдатом бомбардирской роты, а после дворцового переворота, совершенного в 1740 году с помощью Преображенского полка, в числе прочих Преображенцев был пожалован новой правительницей России Елизаветой Петровной званием сержанта.

Весной-летом 1743 года Ушаков отправился на побывку домой, но, отъехав немного от Санкт-Петербурга, отпустил своего слугу с лошадьми обратно, а сам, переодевшись в заранее запасенную нищенскую одежду, отправился на север, стремясь к пустынножительству в поморских лесах. Как пишет житие святого Феодора, толчком к такому поступку стала случившаяся незадолго до этого внезапная смерть во время пира одного из молодых офицеров гвардии.

После нескольких лет скитаний он был пойман сыскной командой, преследовавшей живущих по лесам, и как сержант гвардии отправлен для личного представления императрице Елизавете Петровне.

Императрица простила Ушакова и предложила вернуться обратно в полк («Зачем ты тайно ушел из моего полка?»). Ушаков же отказался, попросив позволить ему стать монахом.

Елизавета Петровна исполнила его просьбу, и в 1747 году (по другим данным – в 1748 году) в Александро-Невской Лавре он был пострижен в монахи с именем Феодор.

Читайте также:  Именины маргариты по православному календарю

Слава о «необыкновенном монахе» (как его называл наследник престола Петр Федорович – будущий Петр III) распространилась по Петербургу, и к нему за советом и наставлением стало обращаться всё большее число людей, в том числе и однополчан. В 1759 году после ряда злоключений он переселился в Санаксарскую пустынь.

Уже в царствование Екатерины II, немало потрудившейся на ниве уничтожения монашества в России, хлопотами отца Феодора Санаксарская пустынь не только была сохранена, но и наименована монастырем.

В 1763 году было получено согласие императрицы на пострижение 12 учеников отца Феодора из отставных гвардейцев (из Преображенского и Измайловского полков).

Впоследствии штат обители увеличивался в основном за счет отставных военных.

Военные считали Санаксарскую обитель «своим» монастырем

Для спасения обители отец Феодор ходатайствовал перед своим однополчанином графом А.Г. Орловым-Чесменским, братом всесильного фаворита Екатерины II Г.Г. Орлова. Впоследствии по прошению графа А.Г.

Важно

Орлова-Чесменского императрица выделила значительные средства и на строительство новой каменной церкви в монастыре.

Основными жертвователями на всё время строительства оставались петербуржцы, особенно военные, считавшие Санаксар «своим» монастырем.

Св. Феодор Ушаков

В Преображенском полку служили и трое братьев отца Феодора – Сила (с 1724 г.), Федор (c 1727 г.) и Алексей (с 1736 г.).

Сын Федора – великий русский флотоводец Федор Федорович Ушаков – был также прославлен в 2004 году Русской Православной Церковью в лике святых как праведный воин Феодор Ушаков.

Мощи святого воина Феодора почивают рядом с мощами его дяди святого Феодора Санаксарского в Санаксарском монастыре.

В самом начале 1784 года в лейб-гвардии Преображенский полк был определен каптенармусом Захария Васильевич Верховский (1768–1833)[3]. Как и отец Феодор, Захария был третьим братом, поступившим на службу в Преображенский полк, – в полку с 1776 года уже служили два его старших брата – Филипп и Илья.

Братья Верховские происходили из старинного польского шляхетского рода. Их предки приняли Православие и поступили на службу к русскому царю после отвоевания Смоленска у Польши в царствование Алексея Михайловича.

Дослужившись до звания капитана, в 1787 году из полка уволился Илья, а годом позже – Филипп.

Совет

Захария же в 1787 году получил звание сержанта и, взяв на год отпуск, уехал в имение. Однако на службу он больше уже не вернулся. Получив в 1789 году полное увольнение в звании поручика, Захария, как и отец Феодор Санаксарский на полвека раньше, ушел в лес отшельником, оттуда перешел в Коневецкий монастырь, где в 1790/1791 году был пострижен в монахи с именем Зосима.

В житии отца Зосимы говорится, что его духовный путь был предопределен до его рождения: его отцу во время молитвы было возвещено о том, что у него родится сын, которого надо будет учить лишь Закону Божию. И тем не менее, несмотря на то, что с детства Захария был предрасположен именно к монашеству, он был записан в гвардию и смог уйти в монастырь лишь по смерти своих родителей.

Св. Зосима Верховский

Впоследствии он много странствовал по России, жил в Сибири, основал два монастыря. Он оказал большое духовное влияние на монашество, в том числе благодаря своим духовным сочинениям.

В середине XIX века его имя называлось среди великих подвижников веры в России, а ведь его современниками были и святой Серафим Саровский, и святитель Филарет (Дроздов), и святитель Тихон Задонский, и святой Феодор Санаксарский, и такие столпы Оптиной пустыни, как святые Лев, Макарий и Моисей Оптинские.

Отец Зосима (Верховский) – один из прототипов старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы»

В ряде исследований отмечается, что именно отец Зосима (Верховский) был одним из прототипов, использованных Ф.М. Достоевским для создания образа старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы».

Вместе со своим старшим однополчанином Иваном Ушаковым – отцом Феодором Санаксарским – отец Зосима (Верховский) был прославлен в лике преподобного тем же Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2004 году[4].

Отец Зосима был учеником и ближайшим другом преподобного Василиска Сибирского, о котором святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «В наше столетие, сколько известно писавшему это Слово, два инока сподобились зреть душу свою исшедшею из тела во время молитвы: сибирский пустынник монах Василиск, скончавшийся в 1825 году, и Никифоровской пустыни схимонах Игнатий, скончавшийся в 1852 году. С ближайшими учениками первого составитель Слова удостоился сожительства и о Господе дружбы»[5]. Из последних строк можно предположить, что именно отца Зосиму имел в виду святитель Игнатий. Здесь нельзя не отметить, что дед святителя Игнатия Семен Андреевич Брянчанинов также был Преображенцем, прослужив в полку два года – с 1771 по 1772.

Св. Игнатий Брянчанинов

Обратите внимание

Почти через 100 лет после поступления в лейб-гвардии Преображенский полк Захарии Верховского Преображенцем стал выпускник Пажеского корпуса прапорщик Алексей Борисович Нейдгардт (1863–1918)[6]. В Преображенском полку служили и его отец Б.А. Нейдгардт, и брат Дмитрий, а его прапрадед А.В. Суворов был зачислен в Преображенский полк подполковником в награду за взятие Измаила.

А.Б. Нейдгардт отслужил в полку четыре года – с 1883 по 1887, после чего вышел в запас. В 1894 году он был уволен со службы в звании гвардии поручика.

Вернувшись в свое имение в Нижегородской губернии, долгое время занимался хозяйственной деятельностью, а затем был избран Нижегородским губернским предводителем дворянства (с 1897 по 1917 гг.). В 1906 году он избирается членом Государственного Совета от Нижегородского губернского земского собрания.

Нейдгардт активно поддерживал политику П.А. Столыпина, женой которого была сестра Нейдгардта Ольга (вторая его сестра была замужем за министром иностранных дел С.Д. Сазоновым).

Алексей Борисович Нейдгардт

А.Б. Нейдгардт был щедрым благотворителем, жертвуя на постройку церквей в Нижегородской губернии, был попечителем нескольких приютов и учебных заведений. В 1914 году он был назначен ктитором Феодоровского собора, построенного в память 300-летия царствования Дома Романовых.

Алексей Нейдгардт был среди тех, кто подписал протест против закрытия храмов и конфискации церковного имущества

После революции А.Б. Нейдгардт вернулся в Нижегородскую область. 7 июня 1918 года Алексей Нейдгардт был одним из тех, кто не побоялся подписать воззвание к пастве с призывом протестовать против закрытия православных храмов, монастырей и конфискации церковного имущества.

Вскоре все подписавшие воззвание были арестованы советскими властями и обвинены в призыве к контрреволюционной деятельности. В ночь с 6 на 7 ноября 1918 года, в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции, Алексей Нейдгардт вместе с епископом Лаврентием (Князевым) и протоиереем Алексием Порфирьевым был расстрелян.

Важно

В 2000 году мученик Алексий был прославлен в лике святых Архиерейским Собором Русской Православной Церкви.

Красный террор, жертвой которого пал в том числе и А.Б. Нейдгардт, начался с убийства царской семьи в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Двое из злодейски убиенных в ту ночь были Преображенцами – император Николай II и его сын Алексей.

Св. страстотерпец Николай II в форме лейб-гвардии Преображенского Его Величества полка

Из всех российских самодержцев именно Николай II был наиболее тесно связан с Преображенским полком. В состав полка он был зачислен с рождения (6 мая 1868 г.). 12 декабря 1877 года в возрасте 9 лет он впервые встал в строй полка ассистентом у знамени.

В полку он проходил строевую службу: летом 1887 года – младшим офицером роты Его Императорского Величества, летом 1888 года – командиром роты Его Императорского Величества. Наконец 1 января 1893 года он был назначен командиром 1-го батальона – звание, которое он сохранил до конца своего царствования.

С этого момента и до рокового марта 1917 года Николай II оставался Августейшим Шефом Преображенского полка.

Именно в звании командира 1-го батальона Преображенского полка Николай II вступил на престол после смерти своего отца в 1894 году.

Из дневника великого князя Константина Константиновича Романова, в то время командира лейб-гвардии Преображенского полка: «Царя [Александра III] положили в гроб в Преображенском мундире – как я надеялся. Юный царь [Николай II] не успел даже сдать батальона.

Совет

Поэтому до свидания с Ним я не назначу никого командиром 1-го батальона, которым продолжает временно командовать полковник Обухов. В летописи полка встречается впервые, что командир батальона становится царствующим Государем»[7].

Николай II говорил: “Счастливейшим днем моей жизни был тот, когда отец поставил меня в ряды полка”

На одной из встреч с офицерами полка Николай II говорил: «Счастливейшим днем моей жизни был тот, когда отец поставил меня в ряды полка. Следующим счастливейшим днем будет, если приведет Бог, увидеть сына моего, наследника, в рядах родного полка». Так и произошло: 30 июля 1904 года у царской семьи родился долгожданный сын – Алексей Николаевич, сразу же зачисленный в Преображенский полк.

Цесаревич Алексей Николаевич

Николай II всегда интересовался делами полка, судьбами его офицеров. Потери полка на фронтах Великой германской войны особенно тяжело переживались императором.

После неудачных боев на Стоходе летом 1916 года императрица Александра Федоровна писала в одном из писем государю: «Генералы знают, что в России еще довольно людей, и не скупятся на их жизни.

Но эти [Преображенцы] были так превосходно подготовлены, и всё это пошло прахом. Я знаю, как ты должен был страдать»[8].

15 декабря 1915 года Преображенский полк представился на Высочайший смотр, по окончании которого, объезжая колонну полка, государь крикнул: «Прощайте, братцы»[9]. Слова оказались пророческими – больше император Николай свой полк не видел. После февральских событий делегация офицеров Преображенского полка пыталась пробиться к царю, но это сделать не удалось.

Узнав, как бедствует в ссылке царская семья, Преображенцы собрали деньги для нее

Из протоколов допросов полковника Преображенского полка Д.Д.

Зуева (прадеда автора настоящей статьи) известно, что после ареста царской семьи Преображенцы собирали деньги для нее, в том числе и из полковой кассы: «Факт передачи вспоминается таким: вскоре после приезда (зимой 1918 года) Казакевич ко мне заходит и в беседе говорит с большим волнением, что “по верным данным” царская семья в ссылке голодает и т.д. и что необходимо помочь, что скоро “едет верная оказия” и надо собрать средства. Ты привез из действующего полка кое-какие офицерские деньги, поэтому из них надо выделить. Я действительно имел для раздачи недополученных долгозаемного капитала (своего рода касса взаимопомощи) и так далее, обычных при ликвидации денежных расчетов (тысяч в 5–8), я сразу достал 1000 рублей одним билетом (керенским) и дал их Казакевичу, причем в расчетную записную книжку внес: 1000 рублей для к[оманди]ра 1-го батальона, как в полку числили Николая II»[10].

Обратите внимание

В 2000 году Русская Православная Церковь прославила императора Николая II, императрицу Александру, цесаревича Алексия, великих княжон Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию как страстотерпцев в сонме новомучеников и исповедников Российских.

Олег Хлестов, правнук полковника Преображенского полка Д.Д. Зуева

4 мая 2015 г.

[2] По сведениям с сайта http://prepodobnii.org/feodor1g.html.

[4] В 1999 г. отец Зосима был прославлен как местночтимый святой Московской епархии.

[6] См.: Смирнов Станислав. Жизнь и смерть Алексия Нейдгарта // http://ruskline.ru/analitika/2013/02/09/zhizn_i_smert_aleksiya_nejdgarta/; http://nizkray.ru.

[8] Андоленко Сергей, генерал-майор. Преображенцы в Великую и Гражданскую войны. 1914–1920 годы / Сост. А.А. Тизенгаузен и С.Б. Патрикеев. СПб., 2010. С. 205.

[10] Протоколы допросов Д.Д. Зуева (из семейного архива Д.Д. Зуева и О.Н. Хлестова).

Источник: https://pravoslavie.ru/79022.html

Источник: http://www.kadashi.ru/item/1262-pravednyj-feodor-sanaksarskij-i-drugie-svyatye-preobrazhentsy.html

Ссылка на основную публикацию