Последние дни земной жизни иисуса христа

Святитель Иннокентий Херсонский. Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа

Возвращение в Иерусалим поутру из Вифании. — Глад. — Проклятие смоковницы. — Его значение. — Изгнание из храма торжников. — Приличие и необходимость этого поступка. — Наставление ученикам по случаю иссохшей смоковницы .

Во избежание тайных козней от врагов и волнений народных, Господь все последние ночи перед страданием и смертью Своей проводил вне Иерусалима, в кругу усердных почитателей и друзей: но поприщем последних действий Его должен был быть Иерусалим как вместилище всего священного и средоточие всенародной деятельности.

Поэтому, едва только наступило утро, Господь вместе с учениками отправился во святой град тем же, что и вчера, путем, но уже без всякой торжественности, которая и вчера была более естественным следствием необыкновенного стечения обстоятельств, нежели действием особенных планов и предварительных соображений.

Обратите внимание

Свежесть весеннего утра, чистота горного воздуха, разнообразие видов, открывающихся с Елеона, делали это путешествие весьма приятным и легким. Господь почувствовал голод и желал его утолить теперь же, вероятно, не предполагая быть в Иерусалиме где-либо, кроме храма. Как бы именно для этого недалеко от дороги росло смоковничное дерево.

Пора смокв еще не наступила, но поскольку дерево покрыто было листьями (на смоковнице листья выходят после плодов), то можно было предположить, что это одна из поздних смоковниц, на которых плоды держатся иногда всю зиму и дозревают весной среди новых листьев. И Господь пошел прямо к смоковнице, чтобы утолить плодами ее Свой голод.

Но на дереве не нашлось ни одного плода зимовалого; не было признака и новых летних плодов — смоковница была совершенно бесплодна! Это огорчило всех, Сам Господь, против обыкновения Своего, казался недовольным. «Да николиже от тебе плода будет во веки», — сказал Он, возвращаясь от бесплодного дерева.

Слова эти произнесены были, по-видимому, в тоне обыкновенного негодования; смоковница однако же тотчас начала засыхать, и впоследствии стало ясно, что в них заключалось проклятие (Мф. 21, 18—22; Мк. 11,12-14).

Если бы кто из нынешних любомудров находился тогда в числе учеников Иисусовых, то, вероятно, изумился бы при том случае.

«Как? Проклинать невинное дерево за то, что оно не утолило голода! Так не поступают и обыкновенные мудрецы!» Но апостолы вовсе не знали подобного любомудрия, не почли даже нужным спросить своего Учителя, за что Он так строго поступил со смоковницей, изменил, по-видимому, прежним Своим правилам — терпения и кротости.

«Если Он проклял смоковницу (думали, конечно, ученики), то имел на то причины, и, без сомнения, самые достаточные и справедливые: в Его поступках скрывается какой-либо урок для нас.

В самом деле, смоковница не исполняет своего предназначения — не приносит плодов; между тем, величается листьями, обманывает всякого своим видом, как бы она была действительно тем, чем ей быть надобно. Подобное видим и в некоторых людях: ни смоквы, а все в листьях! И с ними будет то же, и на них не может почивать Божье благословение. О, смоковница проклята не напрасно!»

Мысли такие тем удобнее могли представляться соображению учеников, что неплодная смоковница уже служила (и, может быть, не раз) в беседах Господа символом человека-грешника. Евангелист Лука сохранил целую притчу, взятую от смоковницы (Лк. 13, 6—9).

В притче она представлена пощаженной в надежде будущего плодоношения; ее велено окопать и осыпать пометом (чувственное выражение Божьего долготерпения к грешникам). Теперь смоковница проклята за неплодие: знамение правосудия, которое рано или поздно следует за долготерпением и казнит нераскаянных.

Важно

Таким образом, прежняя притча служила для учеников изъяснением настоящего поступка их Учителя, а этот поступок дополнял урок, заключавшийся в притче, показывая, что время долготерпения Божьего к грешникам имеет свой срок и конец и что нераскаянность, особенно лицемерие, скорее всего низводят на главу нераскаянного грешника мщение небесное.

Сын Божий, рассуждает в этом случае св. Златоуст (Бесед. 67 на Мф.

), сообразно Своему предназначению — взыскать и спасти погибшее, непрестанно миловал, исцелял, воскрешал: между тем, Он должен был хоть единожды явить, что, будучи Спасителем мира, Он есть вместе и будущий Судья человеков; и что благость Божья и при Его всесильном ходатайстве никогда не может обратиться в потворство неправде и лукавству. И вот для этого святого опыта, суда и отмщения избирается не человек какой-либо, даже не существо одушевленное, а бездушная смоковница — дерево, которое в Палестине по многочисленности его не имело никакой цены, стоя при пути, не составляло ничьей собственности и, судя по его неплодности, само по себе уже было близко к тому, чтобы засохнуть; так что проклятие его состояло, можно сказать, более в чудесном обнаружении повреждения, в нем уже скрывавшегося, нежели собственно в лишении его плодотворности.

В мыслях Богочеловека поступок Его со смоковницей мог образоваться, так сказать, сам собой.

Теперь, при возвращении в Иерусалим бесплодный, как и вчера, при входе в него, господствующим помыслом в душе Иисуса Христа явно была мысль о нравственном бесплодии и душевном ожесточении Своих соотечественников — о том, как мало разумеют они время посещения Божественного, как худо соответствуют любви Божьей, явившейся им в лице Единородного Сына Своего! Те самые, от кого надлежало бы ожидать беспристрастия, готовности ко всему полезному, любви к истине и религии, — первосвященники и книжники — оказались низкими человекоугодниками, бесчестными самолюбцами. Нигде нет плодов истинной веры и любви, а между тем все покрыто листьями: везде видна внешняя набожность, все рассуждают о законе, вопиют против порока. В таких печальных мыслях представляется дерево, по виду обещающее весьма много плодов. «Ужели и ты, подобно синагоге, носишь одну личину, обманываешь других?» Приходят к дереву и находят его совершенно бесплодным. «По крайней мере, ты послужишь уроком для других; Я покажу на тебе, как худо лицемерие (против лицемеров Господь всегда восставал с особенной силой): отселе да не будет от тебя плода во век!»

Вступив в город, Господь пошел прямо во храм. Еще чувство святого негодования, возбужденное мыслью о лицемерах, изображаемых смоковницей, не совершенно успокоилось, как представился новый предмет, способный возбудить праведный гнев во всяком, кто хоть немного ревновал по славе Бога Израилева.

Внешние притворы, ведущие в храм, вместо молящихся наполнены были торжниками, из которых одни продавали вещи, относящиеся к Богослужению, другие занимались обменом иностранной монеты на еврейскую.

Великое число продающих, еще большее — продаваемых вещей, столы с деньгами, лавки для продавцов, всякого рода жертвенные животные, торги, споры, обман, раздоры — производили то, что во всем Иерусалиме не было места настолько беспорядочного и шумного, как притвор Соломонов.

И этот-то самый притвор был издавна предназначен для входа и молитвы язычников, которым не позволялось проникать далее!!.

Следствием вышеозначенного беспорядка было то, что рассудительный грек или римлянин, пришедший по влечению сердца в Иерусалим и в храм Соломонов, должен был, вместо назидания, терпеть здесь шум и все неудобства, каким подвергаются на торжищах! Удивительно ли, если у него в таком случае, вместо благоговения к Богу Израилеву, невольно возникали худые мысли о Его служении и служителях? Таким-то образом пресвятое имя Божье хулимо было ради самого Израиля во языцех!

Совет

Не недостаток места был причиной того, что часть храма превратили в торжище. Внизу, у подножия горы, на которой стоял храм, и за его оградой довольно оставалось пустого пространства, где можно было расположиться торжникам.

Но там было менее выгодно, ибо не так высока была плата за право торговли старейшинам храма; а в этом последнем и состояло все дело.

Корысть была душой беспорядка, который, находясь под покровительством самих начальников, усилился до высочайшей степени, хотя все лучшие люди давно им были недовольны.

Иисус Христос, в самом начале служения Своего, в первую Пасху, уже выступал против торга в храме и изгнал из него торжников (Ин. 2, 14-16). Теперь это было еще необходимее.

Позволив именовать Себя всенародно Сыном Давидовым, то есть Мессией, Он тем самым как бы взял на Себя обязанность перед народом выступить против беспорядков, вкравшихся в Богослужение, потому что все верили и ожидали, что одним из главнейших действий будущего Мессии должно быть исправление Богослужения и восстановление древнего благочестия и благочиния. При том беспорядок был так велик и по следствиям своим так важен, что вопиял сам против себя.

Святая ревность объяла сердце Иисусово! С видом Посланника Божьего и тем гласом, перед которым всегда трепетали грешники и лицемеры, Он требует, чтобы притвор был немедленно очищен.

Ученики, зрители, жители Иерусалима, иностранцы — одобряют требование; самые торжники невольно чувствуют, что зашли не в свое место, — и безмолвно повинуются. Некоторые медлят, хотят упорствовать, но этим только раздражают народ, который повеление Сына Давидова принимает за веление Самого Бога.

В несколько минут животные выгнаны, столы и седалища опрокинуты, мешки с деньгами выброшены; все приняло другой вид, и вместо прежнего мятежа наступили тишина и порядок. Благочиние простерлось до того, что никому не позволялось теперь пронести через притвор какую-либо постороннюю вещь (Мк. 11,16).

Обратите внимание

К этому действию — для вразумления непонимающих его — присоединено и поучение. «Несть ли писано, — говорил Господь, — храм Мой храм молитвы наречется всем языком: вы же (со своим корыстолюбием) сотвористе его вертеп разбойником! »

Кто имел уши слышать, на того эти слова пророка (Ис. 56, 7; Иер. 7, 11), приведенные Спасителем, должны были действовать весьма сильно. В них открывалась истинная точка зрения, с которой надлежало смотреть и на беспорядок, допущенный первосвященниками, и на ревность против него Сына Давидова.

Быть домом молитвы для всех народов — это составляло самое возвышенное предназначение храма иерусалимского, которое имел в виду еще основатель его, Соломон.

Храм этот должен был быть, так сказать, всемирным, где могли бы находить пристанище все возвышенные и добрые души древнего мира, ищущие, по выражению Платона, единого Отца природы и человеков.

После плена Вавилонского предназначение это было тем нужнее и тем удобнее и полнее могло быть достигнуто, что с развитием в роде человеческом сил умственных многобожие начало исчезать само собой и во всех народах, особенно греках и римлянах, все более являлось людей, требующих поклонения Единому.

Многие из язычников поэтому приходили в Иерусалим, желая быть свидетелями Богослужения иудейского; а многие даже обращались в иудейство.

При таком положении вещей как много значило благочиние в храме иудейском! И как важен был притвор Соломонов, предназначенный для язычников! Если царица Савская почувствовала большое уважение к Соломону, став свидетельницей благочиния и порядка, господствовавшего при его дворе, то какое благотворное действие на сердце язычника могли бы произвести обряды Богослужения еврейского, если бы в храме все совершалось по учреждению и в духе Моисея, Соломона и Ездры! Но все эти величественные обряды были выпущены из внимания: невежество и своекорыстие первосвященников все извратило, унизило, и дом всемирной молитвы походил на вертеп разбойников!..

Из слушателей Господа, вероятно, немногие вполне могли постигать Его высокие мысли о предназначении храма: впрочем, все слушали Его с особенным вниманием (Лк. 19, 48) и испытывали к Нему все большее усердие, как бы предчувствуя, что Божественному Светильнику недолго остается гореть на свещнике.

Важно

Тем продолжительнее, конечно, были беседы Господа, Который всегда пользовался расположением Своих слушателей, чтобы действовать на их ум и сердце.

Читайте также:  Молитва девицы о замужестве

Прежде Ему нельзя было говорить о многом — по крайней мере, всего; теперь, так сказать, у подножия креста Своего, Он мог беспрепятственно сказать народу все, о чем ему было нужно и полезно знать.

При наступлении вечера Господь опять удалился в Вифанию.

На другой день, когда Иисус Христос с учениками Своими возвращался в Иерусалим, проклятая смоковница уже совершенно засохла. Явление это сильно поразило учеников, особенно Петра, который слова Учителя, обращенные к смоковнице, принимал, по-видимому, не за решительное проклятие, а за выражение неудовольствия.

«Равви, — воскликнул он, — посмотри! Смоковница, которую Ты проклял, уже засохла!» Учитель не подал никакого вида, что замечание Петра Ему приятно; напротив, тотчас дал уразуметь, что для людей, предназначенных действовать от лица Самого Бога для блага всего человечества (каковы были апостолы), подобные явления, так сильно поражающие воображение людей чувственных, не должны заключать в себе особенной важности, а должны быть как бы естественны и обыкновенны. Имейте, — рек Господь, — веру Божью (совершенную и всецелую)! Аминь бо глаголю вам: аще имате веру и не усумнитеся, не токмо смоковничное (что сделано со смоковницей) сотворите; но аще речете и горе сей (перед глазами учеников был Елеон): двигнися и верзися в море, будет. И вся, елика аще молящеся просите, веруйте, яко пришлете, и будет вам (Мф. 21, 21-22; Мк. 11, 23—25). (Не для того ли, между прочим, и проклята смоковница, чтобы показана была на опыте ученикам сила веры? Богочеловек, совершенно зная Своих учеников, не мог не предвидеть, что исполнение проклятия над смоковницей приведет их в изумление и даст Ему повод преподать им незабвенное из-за этого случая для них наставление в вере.) Но вы должны твердо знать, присовокупил Господь, что, приступая в такой молитве, вам надобно прощать все, что вы имеете на кого-либо; иначе и Отец Небесный не простит вам согрешений ваших; а без этого прошения ваши не могут иметь никакой силы (Мк. 11,25.26).

Последнее наставление, по-видимому, совсем неожиданное, было весьма благовременно для учеников, которые имели в нем большую нужду, и именно теперь.

Ибо, при всей доброте их сердца, в них еще не было того бескорыстия и самоотверженности, которые так необходимы людям, предназначенным быть непосредственными провозвестниками воли и путей Промысла и, вследствие этого предназначения, обладающим властью повелевать силами природы.

Для них, например, казалось еще похвальным делом низвести с неба огнь для истребления целых селений за то единственно, что жители их не оказали Учителю и им должного уважения (Лк. 9, 54).

При таком расположении духа учеников вчерашний поступок их Учителя со смоковницей, будучи превратно понят, мог усилить в них ту неправильную и недостойную мысль, что Посланник Божий имеет право употреблять дар чудес по личным Своим побуждениям и даже для отомщения врагам Своим.

Тем нужнее было напомнить, что вера без любви ничего не значит как во всяком человеке, так особенно в Посланнике Божьем. Ученики, без сомнения, поняли, к чему клонилось наставление о прощении обид. Между тем, наставление это весьма полезно теперь и для нас тем, что решительно показывает, в каком расположении духа проклята смоковница. Если бы это был поступок по личному неудовольствию, то поступивший таким образом не стал бы рассуждать по этому случаю о великодушии и любви к врагам.

Ученики молчали, несмотря на то, что обещание, данное Учителем, было еще чудеснее поступка Его со смоковницей; молчали потому, что Господь говорил с особенной уверенностью и что чудесное в деяниях Его давно расположило их верить беспрекословно всему чудесному в словах.

Совет

Подлинно чудесному! Обещать человеку, что он будет одним словом переставлять горы!.. Такое обещание надлежало бы почесть каким-либо иносказанием, даже мечтательностью, если бы оно дано было не Тем, Которого слова суть: ей и аминь (2 Кор. 1, 20).

Между тем, столь удивительное обещание дано не одним апостолам, а всем — именно всем верующим! Мы увидим, как при другом случае, решительно будет сказано, что всякий истинный последователь Иисусов не только сделает то, что Он сделал (такие же чудеса), но еще более (Ин. 14, 12).

Решительность — истинно Божественная! Не так поступают лжеучители: лжепророк аравийский всеми способами отклонял от себя обязанность сотворить какое-либо чудо; Божественный Основатель христианства не только Сам непрестанно творил чудеса, но и обещал дар чудотворения всем Своим последователям! Обещал и исполняет на самом деле. История святых мужей, просиявших благочестием, есть вместе история чудотворений: некоторые из них совершили действительно чудеса, многочисленнее евангельских.

Источник: http://radonezh.ru/2018/04/05/svyatitel-innokentiy-hersonskiy-poslednie-dni-zemnoy-zhizni-gospoda-nashego-iisusa-hrista

Иннокентий Херсонский – Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа

Иннокентий Херсонский

Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа

Глава I: Краткое обозрение земной жизни Иисуса Христа по отношению к Его последним дням жизни

В три с половиной года всенародного служения Иисуса Христа в качестве Мессии среди народа иудейского уже совершенно оправдалось многознаменательное предсказание о Нем праведного Симеона, изреченное в то время, когда Он, яко мнимый сын Иосифа, еще младенцем принесен был, по закону, в храм Иерусалимский — поставити Его пред Господем (Лк. 2, 22).

Со дня на день становилось очевиднее, что Утеха Израиля лежит не только на восстание, но и на падение многих во Израиле — в Предмет противоречий, да открыются помышления многих сердец (Лк. 2, 34–36).

Божественный Потомок Давида не являлся еще в виде грозного Домовладыки, Который, по словам Его Предтечи, пришел отребить гумно Свое (народ иудейский), дабы плевелы сожечь огнем негасающим (Мф. 3, 12); лучшие люди видели в Нем только Агнца Божия, вземлющего грехи мира (Ин.

1, 29), во всех беседах Его открывалось одно кроткое веяние духа благодати: но для плевел, давно истлевших от зноя страстей, несносно было и это небесное веяние, они сами собой возметались и летели прочь от Веятеля; неисцельным членам народа иудейского обращался во вред самый благотворный бальзам, который небесным Самарянином был возливаем на их раны(Лк. 10, 29–37).

Перед концом трехлетнего общенародного служения Иисусова в качестве Мессии уже вся Иудея в отношении к Нему видимо делилась на две стороны (Ин. 11, 48), из которых одна веровала в Него и благоговела перед Ним, а другая враждовала против Него (Ин. 12, 37) с такой злобой, что не усомнилась вознести Его на крест.

Краткое обозрение этого, по многим отношениям единственного в мире, явления послужит для нас вместо введения в историю «Последних дней земной жизни Господа нашего».

Обратите внимание

С первого взгляда казалось невозможным, чтобы народ иудейский не узнал своего Мессию.

Никогда не ожидали Мессии с таким нетерпением, как во времена Иисуса Христа: о пришествии Его молились в храме и по домам; рассуждали в синедрионе и синагогах; Мессию старались находить во всех сказаниях пророков, какие не только относились действительно, но могли быть относимы как-нибудь к Его лицу.

Даже презираемые иудеями за свою ересь самаряне твердо верили, что скоро придет величайший из пророков, который разрешит все недоумения о предметах веры, разделявшие тогда народ израильский.

Между самыми язычниками повсюду распространился в то время слух о скором наступлении чрезвычайного переворота вещей, когда Восток снова возьмет верх над Западом и из Иудеи выйдут люди для возобладания всем светом.

Некоторые по легкомыслию и нетерпению, а иные из ласкательства, думали уже видеть исполнение всеобщих надежд касательно пришествия Мессии то в Ироде Великом, то в разных кесарях римских. Были даже такие мечтатели и честолюбцы, которые, пользуясь народным ожиданием, осмеливались выдавать дерзновенно самих себя за обетованного Избавителя, и хотя скоро обнаруживались в своей лжи, но увлекали за собой немалое число последователей из народа.

Чтобы удалить от себя всякую опасность — не узнать и отвергнуть истинного Мессию или принять ложного, иудейские книжники старались для сего извлекать из писаний пророческих все указания на Его лицо и время пришествия.

На этом основании составилось пространное учение о признаках истинного Мессии, то есть о Его именах, происхождении, природе, свойствах, действиях, наклонностях и проч., которое во всех синагогах излагалось с уточнениями, свойственными раввинской учености.

Простой народ не участвовал в подобных исследованиях, почитавшихся собственностью книжников; но, поскольку предмет их был крайне занимателен и равно важен для всякого, то многие мнения и толки о Мессии неприметно перешли из школ к народу и столько распространились повсюду, что, в случае нужды, самый последний простолюдин почитал себя способным судить о лице Мессии.

Важно

При таком всеобщем и пламенном ожидании Мессии, при такой заботливости предохранить себя от заблуждения касательно Его пришествия можно ли было думать, что истинный Мессия будет не узнан, отвергнут, осужден, распят?… (Ин. 12, 37.) Но так произошло на самом деле!..

Причины столь гибельного ослепления существовали в народе иудейском издавна, хотя ужасное действие, ими произведенное, трудно было представить себе заранее во всей полноте.

И во-первых, чтобы узнать Того, Кто пришел с неба, чтобы всех возвести за Собой от земли на небо, необходимо было народу иудейскому иметь — хоть в некоторой степени — чувство небесного, жажду вечного, стремление к святому и освящающему. Но в этих-то драгоценных качествах у иудеев, — кроме малого числа избранных, — был крайний недостаток.

Поклонение истинному Богу заключалось в исполнении одних обрядов, оно не проникало в сердца и не производило благотворных действий в нравах и жизни (Мф. 23, 23–31). У большей части действительным богом души и сердца был не Иегова, а чрево (Ин. 12, 17–43; Лк. 12, 57) и злато.

И Мессия не мог не потребовать, тотчас по явлении Своем, совершенной перемены в мыслях, чувствах и во всем образе жизни от желающих быть Его последователями (Ин. 3, 3).

Но как им было отказаться от своих любимых предрассудков и страстей? Ведь они измлада привыкли ограничивать права свои на благословение Божие одним происхождением своим по плоти от Авраама, одним обрезанием по закону и наблюдением покоя субботнего. Что всего неблагоприятнее, вожди народа Божьего — старейшины и книжники, на которых особенно и прежде других лежал долг познать явившегося Мессию и принять Его, первые принадлежали к числу людей неспособных, по их душевной нечистоте, войти в Царствие Божье (Мф. 23, 24).

Во-вторых, несмотря на бесконечные толки о признаках истинного Мессии, в раввинском учении об этом важном предмете не было надлежащего единства и точной определенности.

Совет

Гибельное несогласие сект, от которых страдала церковь иудейская, обнаруживалось — к величайшему вреду — и здесь: когда, например, по мнению одних, основывающемуся на ясном указании пророка, Мессия должен был произойти из Вифлеема, другие, следуя каким-то устным преданиям, утверждали, что Он явится неизвестно откуда.

Наконец, превратное понятие о царстве Мессии и цели Его пришествия довершало зло и соделывало большую часть народа иудейского мало способной узнать Мессию истинного.

Чтобы видеть, в чем состояло и каким образом составилось это жалкое, превратное понятие, должно привести себе на память учение о Мессии древних пророков.

Изображая Его в виде величайшего Пророка, Первосвященника, Ангела завета, праведника, они весьма часто — чтобы приблизилось понятие о Нем к разумению народа — представляли Мессию и под видом царя, подобного Давиду, который восставит скинию Давидову падшую, воцарится в дому Иаковли во веки веков, и будет Владыкой всех народов от моря до моря, в царстве которого все раскуют мечи на рала и копия на серпы (Ис. 53, 10; Иезек. 38, 40). Причина, почему пророки изображали будущее владычество Мессии в виде царства, подобного царству Давидову, сокрывалась частью в желании сделать предсказание о Мессии как можно понятнее и утешительнее для народа иудейского, который, страдая от различных бедствий, с сожалением воспоминал о временах Давида, и ничего более не желал как возвращения их. Неоспоримо, что, кроме благ духовных, пророки ожидали от пришествия Мессии и земного благоденствия (изобилия, тишины и пр.), почему и народ, находящийся под владычеством Мессии, описывали могущественным, многочисленным, победоносным, нетерпящим никакой нужды.

Читайте также:  Оберег от порчи своими руками

Источник: https://libking.ru/books/religion-/religion-rel/347590-innokentiy-hersonskiy-poslednie-dni-zemnoy-zhizni-gospoda-nashego-iisusa-hrista.html

Реконструкция последних 7 дней земной жизни Иисуса Христа

Я решил записать по дням события последней недели Христа на земле. Немало изображений голубей, небес и прочего из года в год одинакового контента. Ничего против этого не имею, но я хочу поздравить вас по-другому, реконструировав события той недели.

Руки пригвождены ко кресту. Первая капля крови коснулась пыльной земли. Последний вздох и последнее слово “Совершилось”.
Совершилось всё, что доброго Бог задумал для человека. И теперь всё по-другому, нам нужно только принять и жить в согласии с этим.

Эта неделя изменила историю. После нее мир уже не был прежним. Давайте вместе проживем её:

ПОНЕДЕЛЬНИК Иисус проклинает бесплодный инжир, выгоняет торговцев из храма, возвращается с двенадцатью учениками в Вифанию. Он знает, что до распятия осталось всего 4 дня. Он говорил об этом ученикам, но они не понимают Его.

Евангелие от Марка 11:12-19

✅ВТОРНИК Иисус с учениками посещает храм, отвечает на провокационные вопросы фарисеев, учит народ притчами, говорит о будущем. По сути, это последние наставления Христа в храме народу. После этого он общается только с учениками. До распятия осталось 3 дня и Иисус каждый день думает об этом.

Евангелие от Луки 20:1-22:2

СРЕДА Иисус находится в Вифании в доме прокаженного Симона, где Мария помазывает Иисуса драгоценным маслом. Иуда принимает решение предать Иисуса. Иисус понимает это, но продолжает служить всем ученикам, в том числе и Иуде. До распятия осталось 2 дня.

Евангелие от Матфея 26:6-16

Источник: http://obodrenie.info/easter-the-meaning-of-what-christ-has-done/reconstruction-of-the-last-7-days-of-the-earthly-life-of-jesus-christ/

Последняя Неделя Земной Жизни Иисуса

События последней недели земной жизни Спасителя относятся к Страстям Христовым, известным в изложении четырёх канонических Евангелий. Ниже приведён список, составленный с учётом описания последних дней земной жизни Христа во всех четырёх Евангелиях.

События Страстей Христовых вспоминаются на протяжении всей Страстной седмицы, постепенно готовя верующих к празднику Пасхи. Особое место среди Страстей Христовых занимают события, произошедшие после Тайной вечери: арест, суд, бичевание и казнь.

Распятие — кульминационный момент Страстей Христовых.

Матфей Марк Лука Иоанн
Воскресенье(вербное воскресенье)
Торжественный вход Иисуса в Иерусалим 21:1-9 11:1-10 19:28-44 12:12-19
Иисус посещает Храм и возвращается в Вифанию 21:10-17 11:11 19:45-46
Понедельник
Иисус проклинает бесплодную смоковницу 21:18-19 11:12-14
Иисус изгоняет торговцев из Храма 11:15-19 19:45-48
Вторник
Иисус объясняет проклятие смоковницы 21:20-22 11:20-26
Иисуса спрашивают о Его власти 21:23-27 11:27-33 20:1-8
Иисус учит в Храме 21:28 – 22:45 12:1-37 20:9-44
Иисус осуждает книжников и фарисеев 23:1-36 12:37-40 20:45-47
Иисус говорит о даре вдовы 12:41-44 21:1-4
Иисус предсказывает разрушение Храма и конец мира 24:1-44 13:1-37 21:5-36
Среда
Иудейские начальники составляют заговор против Иисуса 26:1-5 14:1-2 22:1-2
Помазание Иисуса в Вифании 26:6-13 14:3-9
Иуда соглашается предать Иисуса 26:14-16 14:10-11 22:2-6
Четверг
Иисус приготовляется к Пасхе 26:17-19 14:12-16 22:7-13
Тайная Вечеря 26:20-29 14:17-25 22:14-38 13:1-38
Иисус уходит с учениками в Гефсиманию 26:30-46 14:26-42 22:39-46 18:1
Иисус предан и схвачен 26:47-56 14:43-52 22:47-53 18:2-12
Иисус перед Анной 18:12-14; 19-23
Иисус перед Каиафой и Синедрионом; отречение Петра 26:57-75 14:53-72 22:54-71 18:15-18; 24-27
Пятница(Страстная Пятница)
Иисус перед Пилатом; самоубийство Иуды 27:1-10 15:1-5 23:1-5 18:28-38
Иисуса отсылают к Ироду 23:6-16
Пилат выносит смертный приговор 27:15-26 15:6-15 23:17-25 18:39 – 19:16
Иисуса бичуют и ведут на Голгофу 27:27-32 15:15-21 19:16-17
Распятие и смерть Иисуса 27:33-56 15:22-41 23:33-49 19:18-30
Погребение Иисуса 27:57-61 15:42-47 23:50-56 19:31-42
Суббота
У гробницы выставлена стража 27:62-66
Воскресенье(Пасха)
Пустая гробница и воскресший Христос 28:1-20 16:1-8 24:1-53 20:1 – 21:25

Вход Господень в Иерусалим

До Входа в Иерусалим Христос заявлял о себе как о Мессии отдельным лицам, настало время сделать это всенародно. Это случилось в воскресенье перед Пасхой, когда толпы паломников стекались в Иерусалим.

Иисус посылает двух учеников за ослом, садится на него и въезжает в город. Его приветствует пением народ, узнавший о вступлении Христа, и подхватывает осанну сыну Давидову, которую провозгласили апостолы.

Это великое событие служит как бы преддверием страданий Христовых, понесенных “нас ради человек и нашего ради спасения”.

Вечеря в Вифании / Омовение ног Иисуса грешницей

По Марку и Матфею, в Вифании, где Иисус с учениками был приглашён в дом Симона прокаженного, женщина совершила помазание, которое символизировало последующие страдание и смерть Христа.

Это помазание церковное предание отличает от того помазания, которое было совершено Марией, сестрой воскрешенного Лазаря, за шесть дней до Пасхи и еще до входа Господа в Иерусалим.

Женщина, приступившая ко Господу с тем, чтобы помазать его драгоценным миром, была кающейся грешницей.

Омовение ног ученикам

Утром в четверг ученики спросили у Иисуса, где он будет есть пасху. Тот сказал, что у иерусалимских ворот они встретят слугу с кувшином воды, он их приведёт в дом, хозяина которого надо известить, что у него будут есть пасху Иисус и его ученики. Придя в этот дом на вечерю, все по обычаю сняли обувь. Рабов, которые должны были вымыть ноги гостям, не было, и Иисус сам выполнил это.

Обратите внимание

В смущении ученики молчали, лишь Пётр позволил себе удивиться. Иисус объяснил, что это был урок смирения, и что также они должны относиться друг к другу, как показал их Учитель. Св. Лука сообщает, что на вечери произошел между учениками спор, кто из них больше.

Вероятно, этот спор и явился поводом к тому, чтобы показать ученикам наглядный пример смирения и взаимной любви путем умовения ног им.

Тайная Вечеря

На вечере Христос повторил, что один из учеников предаст его. Со страхом каждый спрашивал его:«Не я ли, Господи?». Спросил, чтобы отвести от себя подозрения, и Иуда и услышал в ответ: «Ты сказал». Вскоре Иуда покидает вечерю.

Иисус напомнил ученикам, что туда, куда вскоре последует он, они не смогут идти. Пётр возражал учителю, что «душу свою положит за Него». Однако Христос предсказал, что тот отречётся от него до того, как пропоёт петух.

В утешение ученикам, опечаленным его скорым уходом, Христос установил Евхаристию — главное таинство христианской веры.

Путь в Гефсиманский сад и предсказание о грядущем отречении учеников

После вечери Христос с учениками вышел за город. Через ложбину Кедронского потока пришли они к Гефсиманскому саду.

Моление о чаше

У входа в сад Иисус оставил учеников. Взяв с собой лишь троих избранных: Иакова, Иоанна и Петра, он пошёл на Елеонскую гору. Наказав им не спать, он отдалился для молитвы. Предчувствие гибели переполняло душу Иисуса, сомнения овладели им. Он, поддавшись своей человеческой природе, просил Бога-Отца пронести мимо чашу Страстей, однако покорно принял Его волю.

Поцелуй Иуды и арест Иисуса

Поздно вечером в четверг Иисус, спустившись с горы, будит апостолов и говорит им, что предавший его уже приближается. Появляются вооружённые служители храма и римские воины. Иуда указал им место, где можно найти Иисуса. Иуда выходит из толпы и целует Иисуса, давая стражникам условный знак.

Они хватают Иисуса, при попытке апостолов помешать стражникам ранение получает Малх, раб первосвященника. Иисус просит освободить апостолов, те убегают, лишь Петр и Иоанн тайком следуют за стражей, уводящей их учителя.

Иисус перед Синедрионом (первосвященниками)

В ночь Страстного четверга Иисуса привели в синедрион. Христос предстал перед Анной. Тот начал спрашивать Христа о его учении и его последователях.

Иисус отказался отвечать, он утверждал, что всегда проповедовал открыто, не распространял никакого тайного учения и предложил выслушать свидетелей его проповедей. Анна не имел власти вынести приговор и отправил Христа к Каиафе.

Важно

Иисус хранил молчание. Синедрион, собравшийся у Каиафы, приговаривает Христа к смерти.

Отречение апостола Петра

Петра, следовавшего за Иисусом до синедриона, не впустили в дом. В прихожей он подошёл к очагу, чтобы согреться. Слуги, один из которых был родственником Малха, узнали ученика Христа и стали расспрашивать его. Пётр трижды отрекается от учителя, до того, как пропел петух .

Иисус перед Понтием Пилатом

Утром Страстной пятницы Иисуса отвели в преторию, которая помещалась в бывшем дворце Ирода у башни Антония. Необходимо было получить от Пилата утверждение смертного приговора. Пилат был недоволен тем, что его вмешивают в это дело. Он удаляется с Иисусом в преторию и дискутирует с ним наедине.

Пилат после беседы с осуждённым решил по случаю праздника предложить народу отпустить Иисуса. Однако толпа, подстрекаемая первосвященииками, требует отпустить не Иисуса Христа, а Варавву. Пилат колеблется, но в итоге приговаривает Христа, однако, при этом использует не формулировку первосвященников.

Умывание рук Пилатом — знак того, что он не хочет вмешиваться в происходящее.

Бичевание Христа

Пилат приказал бичевать Иисуса (обыкновенно бичевание предшествовало распятию).

Поругание и увенчание терновым венцом

Время — позднее утро Страстной пятницы. Место действия — дворец в Иерусалиме у башни замка Антония.

Чтобы осмеять Иисуса, «Царя Иудейского», на него надевают красную власяницу, венец из терновника и дают в руки жезл. В таком виде его выводят к народу.

Увидев Христа пурпурной мантии и венце, Пилат, по свидетельству Иоанна и синоптиков, произносит: «Се человек». У Матфея эта сцена объединена с «умыванием рук».

Крестный путь (Несение креста)

Иисус приговорён к позорной казни через распятие вместе с двумя разбойниками. Местом казни была Голгофа, расположенная за городом. Время — около полудня Страстной пятницы. Место действия — подъем на Голгофу.

Приговорённый должен был сам нести крест до места казни.

Совет

Синоптики указывают, что за Христом следовали плачущие женщины и Симон Киринеянин: так как Христос падал под тяжестью креста, солдаты заставили Симона помогать ему.

Срывание одежд с Христа и разыгрывание их солдатами в кости

Солдаты бросили жребий, чтобы разделить одежду Христа.

Голгофа — Распятие Христово

По еврейскому обычаю осуждённым на казнь предлагалось вино. Иисус, пригубив его, отказался от напитка. По обеим сторонам от Христа были распяты два разбойника.

Над головой Иисуса к кресту была прикреплена табличка с надписью на надписью еврейском, греческом и латинском языках: «Царь Иудейский». Через некоторое время распятый, мучимый жаждой попросил пить.

Один из солдат, стерегущих Христа, обмакнул в губку в смесь воды с уксусом и на трости поднёс к его губам.

Снятие с креста

Чтобы ускорить смерть распятых (был канун пасхальной субботы, которая не должна была омрачаться казнями), первосвященники приказывают перебить им голени. Однако Иисус был уже мёртв.

Один из солдат (в некоторых источниках — Лонгин) ударяет Иисуса копьём в рёбра — из раны потекла кровь, смешанная с водой. Иосиф из Аримафеи, член Совета старейшин, пришёл к прокуратору и испросил у него тело Иисуса.

Пилат распорядился выдать тело Иосифу. Другой почитатель Иисуса, Никодим, помог снять тело с креста.

Читайте также:  Морской никольский собор кронштадт: история, иконы, мощи, расписание, адрес

Положение во гроб

Никодим, принёс ароматы. Вместе с Иосифом он подготовил тело Иисуса для погребения, завернув его в саван с миррой и алоэ. При этом присутствовали галилейские жены, которые оплакивали Христа.

Сошествие в ад

В Новом Завете об этом сообщается только апостолом Петром: Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши… быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал. (1Петр. 3:18-19).

Воскресение Иисуса Христа

Обратите внимание

В первый день после субботы, утром ко гробу воскресшего Иисуса пришли женщины с миром, чтобы умастить его тело. Незадолго до их появления происходит землетрясение, а с небес сходит ангел. Он отваливает камень от гроба Христа, чтобы показать им, что тот пуст. Ангел говорит женам, что Христос воскрес, «… совершилось недоступное никакому взору и непостижимое».

Фактически Страсти Христовы заканчиваются Его смертью и последовавшими за ней оплакиванием и погребением тела Иисуса. Само по себе Воскресение Иисуса Христа является следующим циклом истории Иисуса, также состоящим из нескольких эпизодов. Однако всё же существует мнение, что «сошествие во ад представляет собой предел уничижения Христа и в то же время начало Его славы».

Источник: http://russland.mirtesen.ru/blog/43166718172

О последнем дне земной жизни иисуса христа

Осудив Спасителя на смерть, первосвященники, книжники и другие члены высшего суда Израиля – Синедриона — постарались снять с себя груз ответственности за откровенное убийство. Они отправили Его к прокуратору Понтию Пилату.

Не найдя вины в поступках Христа, римский ставленник направил Его к царю Ироду Антипе, правившему тогда Галилеей. Ирод жаждал от Спасителя чудес, но, ничего не дождавшись и даже не услышав от Господа ни одного слова, он вместе со своим двором надругался над Ним, обрядил в светлые одежды в знак невиновности и отправил назад.

К тому времени, когда Спасителя вновь привели к Пилату, рядом с его домом собралось множество народа. Пилат вышел к собравшимся и заявил, что не находит никакой вины за Христом, также как не нашёл её и царь Ирод.

Пытаясь смягчить недовольство толпы, он предложил наказать Господа, но потом всё-таки отпустить. Однако не этого ждала мятущаяся толпа. Пилат пытался склонить чашу весов в пользу Христа, однако это было напрасно.

Подстрекаемый и ослеплённый своими «учителями» народ Израиля требовал распять Христа, дойдя в своём требовании до страшных слов: «Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27, 25).

Пилат умыл руки и отправил Христа на казнь.

ПУТЬ, ПРОЙДЕННЫЙ ЗА ВСЕХ
Римские воины поругались над Спасителем, избили Его и насмеялись над Ним, после чего возложили на голову Господа терновый венец, впивавшийся своими колючками в плоть, и дав Ему тяжелый крест – орудие казни, они вышли на путь к Голгофе. Так называлась возвышенность к западу от Иерусалима, на которую можно было пройти через городские Судные ворота. Этим путём и пошёл Спаситель, пройдя его в итоге за всех людей.

На Голгофе же всё уже было готово. Солдаты даже приготовили особый напиток для осуждённых на смерть – смесь из кислого вина, уксуса и других веществ. Это питие вводило распятых в одурманенное состояние, при котором они частично не чувствовали боли.

НА КРЕСТЕ
Смерть на кресте вообще во всем древнем мире считалась рабской, позорной и, в тоже время, самой жестокой и мучительной.

Важно

Пригвождённый ко кресту испытывал страшную жажду, терял сознание и снова приходил в себя, страдал от боли, но главное — постепенно задыхался.

Именно задыхался, так как вес его собственного тела, в частности грудная клетка, постепенно сдавливал лёгкие и сердце, которому жизненно необходим кислород.

В шестом часу дня (по нашему времени, около полудня) Господа пригвоздили к кресту, который Он принёс на Голгофу на Своих плечах. Вместе с Господом были распяты и двое разбойников.

Божественная любовь Спасителя к людям проявилась в самом начале Его крестных мук, ведь когда Его распинали, Он уже простил распинателей: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23, 34).

Люди, проходившие мимо и видевшие всё происходящее, злословили и смеялись над Господом: «Других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий» (Лк. 23, 35). Однако Господь делал всё наоборот – в этот момент Он спасал не Себя, а всё человечество. Вместе с народом над Ним смеялись и воины, и даже один из распятых разбойников.

И только второй преступник, ещё сохранивший в себе остатки разума и совести, сказал своему подельнику: «Мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал» (Лк. 23. 40-41). Спасителя он попросил помянуть себя в Царствии Небесном, на что Господь ответил: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк.

23, 43).

Кроме римских воинов, под крестом остались и самые близкие Христу люди. Увидев Свою Матерь и любимого ученика Иоанна, Господь заповедовал им оберегать друг друга после того, как Он покинет этот мир: «Жено! се, сын Твой… се, Матерь твоя!» (Ин. 19, 26 -27). В дальнейшем Иоанн взял Божию Матерь жить к себе домой, где и ухаживал за Ней.

ПОСЛЕДНИЕ МГНОВЕНИЯ
От шестого до девятого часа (по нашему времени, от полудня до трёх часов дня) было явлено знамение скорби – солнце померкло, а по всей земле наступила тьма.

Совет

Свидетелями этому стали многие известные историки и философы той поры (например, бывший тогда ещё язычником Дионисий Ареопагит, находясь в Египте, про наступившую тьму сказал: «Или Творец страждет, или мир разрушается»).

Около девятого часа Спаситель «пришёл в себя» и громко воскликнул: «Или, Или! Лама савахфани? То есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мф. 27, 46).

По толкованию отцов Церкви, в этом крике выразилась человеческая природа Христа, которой присуще впадать в отчаяние.

В тоже время, этими словами Господь ещё раз напомнил людям о Своём Богочеловечестве, ведь Он обратился к Своему Отцу Небесному.

Предчувствуя последние минуты Своих страданий, до того не принимавший уксуса Спаситель произнёс: «Жажду». Один из воинов намочил губку в напитке и поднес её на копье к губам Христа. Испив чашу горечи до дна в прямом и переносном смысле, Господь произнёс последние слова на кресте: «Свершилось… Отче! В руки Твои предаю дух Мой».

Искупление человеческих грехов свершилось, и сделал это Сам Бог…

По материалам православного журнала «Фома»

источник

Источник: https://womanlifeclub.ru/o-poslednem-dne-zemnoj-zhizni-iisusa-hrista

Читать онлайн “Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа” автора Святитель (Херсонский) Иннокентий – RuLit – Страница 127

С Господом вели на казнь двух преступников (Лк. 23, 32), которые также осуждены были на распятие и, без сомнения, сами несли кресты. Древнее предание говорит, что один из этих преступников назывался Гестас, а другой Дисмас.

О преступлениях их нет верных сведений; кажется однако же, что они принадлежали к обществу Вараввы и участвовали в мятеже и убийствах, им произведенных, ибо с Вараввой, по замечанию св.

Марка (15, 7), находились в темнице и его сообщники, чья участь должна была решиться перед праздником и, судя по роду преступления, — крестной казнью.

Обратите внимание

За осужденными следовало великое множество народа (Лк. 23,27). Казни среди праздников для набожных иудеев, какими становились в это время весьма многие, были делом неприятным и отвратительным.

Но казнь Пророка Галилейского, в Ком многие надеялись увидеть Мессию, невольно привлекала всякого.

Между тем, она сделалась теперь известной всему Иерусалиму, вмещавшему во время Пасхи несколько сот тысяч жителей.

С народом Господь не беседовал. Было время для имеющих уши слышать; теперь оставалось имеющим очи видеть. Само несение креста и изнеможение препятствовало Ему говорить, тем более для шумной толпы народа.

Жалостные крики и вопли некоторых женщин вывели однако же Господа из безмолвия. То были не ближайшие ученицы Его, которых мы увидим на Голгофе и которым не могло быть сказано то, что теперь будет сказано, а частью жены иерусалимские, может быть, матери детей, которые пели Ему «осанна», частью — другие из пришедших со всей Иудеи на праздник.

Ничто не могло удержать их от слез при виде Иисуса, изнемогающего под тяжестью креста: ни присутствие первейших лиц синедриона, которые пылали ненавистью ко Господу и ко всякому, кто был к Нему привержен, ни опасение прослыть в народе соучастницами в преступлениях, приписанных Пророку Галилейскому, — они открыто предавались всей горести, к какой только способны сердца чуткие и безутешные…

Для Господа, Который обещал не забыть даже чаши студеной воды, поданной во имя Его (Мф. 10,42), сострадание жен не могло не иметь значения. Но смерть, на которую шел Он, была превыше обыкновенных слез сострадания: надлежало плакать и сокрушаться всем коленам Израилевым, только не о том, о чем плакали жены.

«Дщери иерусалимские! — сказал Господь, обратясь к ним, — не тачитеся о Мне; обаче себе плачите и чад ваших».

(Такое дивное запрещение плакать о Нем, когда Он, изнемогая под крестом, шел на очевидную и мучительную смерть, могло быть совершенно понято лишь после Воскресения Иисуса Христа; но совет плакать о себе и о чадах своих и теперь давал понять женам и каждому, какое великое различие между чувствами Иисуса Христа, в таком положении не оставляющего мысли и заботы не только о настоящей, но и о будущей судьбе чад Иерусалима, и бесчувствием первосвященников, которые перед Пилатом с таким безрассудством призывали на своих соотечественников кровь Праведника.)

«Яко се, — продолжал Господь, — дние грядут, в ня же рекут: блаженны неплоды и утробы, яже не родиша, и сосцы иже не доиша. Тогда начнут глаголати горам: падите на ны, и холмом: покрыйте ны. Зане, аще в сурове (зеленеющем) древе сия творят, в сусе (древе) что будет?» (Лк. 23, 29–31.)

Нельзя было сильнее изобразить бедствий, угрожавших Иерусалиму. Бесчадство почиталось у иудеев самым тяжким несчастьем и наказанием Божьим: а потому дойти до того, чтоб завидовать бесчадным, значило придти в полное отчаяние. Так выражались и пророки (Осии 10, 8; Ис. 2, 10–19; Апок.

Важно

6, 16), когда от имени Бога Израилева угрожали Израилю за его преступления. Но эта угроза произнесена Сыном Человеческим без всякого чувства личного негодования на неблагодарных соотечественников. Он не говорит, что наступают дни, когда вы, пославшие Меня на казнь, скажете, а говорит просто: скажут, ни мало не касаясь личных врагов Своих.

Высочайшее чувство самоотвержения заставляет Его забыть все собственные страдания, и Он запрещает плакать о Себе; но истинное чувство любви к бедному отечеству побуждает не скрывать ужасных зол, его ожидающих, в предостережение тем, которые еще могли внимать истине.

Это была последняя проповедь покаяния, которую народ иудейский слышал из уст своего Мессии, произнесенная с самым нежным чувством любви к ближним. Войны, глад, язвы и прочие бедствия, за которыми следовало разрушение Иерусалима, действительно, должны были обрушиться всей своей тяжестью на беременных женщин и матерей, имеющих грудных младенцев.

Так и прежде, изображая ученикам Своим эти бедствия, Господь представил особенно участь жен непраздных: горе же доящим в тыя дни (Лк. 21, 23; Мк. 13, 17; Мф. 24, 19)!

Источник: https://www.rulit.me/books/poslednie-dni-zemnoj-zhizni-gospoda-nashego-iisusa-hrista-read-222042-127.html

Ссылка на основную публикацию